вторник, 20 августа 2013 г.

Forbes | Почему в России надо брать пример с Маска, а не Цукерберга

14:54 16.07

Российские индустриальные стартапы могут быть успешнее стартапов в области потребительского интернета

Не будет преувеличением сказать, что вся российская стартап-тусовка вышла из толстовки Марка Цукерберга, как русская литература из «Шинели» Гоголя. Герой современной «продвинутой молодежи» — талантливый программист, создатель университетской социальной сети, «самый молодой миллиардер» и вообще уникум. Ни один человек в здравом уме не будет спорить с тем, что Facebook — это сверхуспешная компания: шутка ли, за каких-то 9 лет число пользователей стало сравнимо с населением Индии. И совершенно неудивительно, что талантливая российская молодежь видит свой путь к успеху в том, чтобы создать волшебную программу (вариант: волшебный интернет-сервис) с миллиардом пользователей. Мы видим этих искателей волшебства на стартап-конкурсах и на стартап-битвах, читаем репортажи из стартап-туров и радуемся победам стартап-чемпионов.

Практически все современные молодые герои-миллиардеры, о которых так увлеченно говорят молодые люди: Сергей Брин (Google), Питер Тиль (PayPal), Дрю Хьюстон (DropBox), Кевин Систром (Instagram) и, конечно же, Марк Цукерберг — программисты. «Вне тренда» оказываются те, кто увлечен инженерными некомпьютерными дисциплинами, те, кто стремится создавать материальные продукты.

«Материальные» отрасли игнорируются не только стартаперами, но и инвесторами — в отчете DowJones VentureSource о российском венчуре можно увидеть, что порядка 70% инвестиций приходятся на   IТ-сектор.

Но из того, что сверхуспешных предпринимателей-программистов так много, можно сделать и другой вывод: в постиндустриальном американском обществе программирование (и IТ в целом) с начала 2000-х — точка наиболее интенсивного роста.

За этим выводом может следовать и мысль о том, что в иначе устроенном российском обществе (некоторые исследователи говорят об индустриальном характере экономики, другие — об ее исключительно сырьевой природе) преуспевать должны и иные герои, другие стартапы, другие виды бизнеса.

Однако нам не остаться без героев — в той же постиндустриальной Америке у «материальных» инноваций есть свой герой и свой кумир, успех которого отнюдь не меньше Цукерберга.

Этот герой — Элон Маск, сооснователь PayPal, заработавший в 2002-м на продаже созданной им компании $150 млн. Свое состояние Маск инвестировал в три стартапа — компанию, производящую электромобили (Tesla Motors, рыночная стоимость $14,2 млрд); компанию, изготавливающую ракеты и космические корабли (SpaceX, оценочная стоимость $4 млрд) и компанию, устанавливающую и обслуживающую системы солнечных батарей (SolarCity, рыночная стоимость $3,3 млрд).

За последние пять лет Элон Маск сделал три революции в трех крайне консервативных отраслях и не собирается останавливаться.

Во-первых, ракетостроение. Как талантливый инженер и опытный бизнесмен Маск увидел, что баснословные цены американских ракет вызваны в первую очередь неэффективностью NASA, где ученые-разработчики не умеют мыслить в категориях «цена-производительность»? Маск поставил своей задачей создание недорогой, но мощной и надежной ракеты. До первого удачного запуска положение компании было шатким: огромные затраты на построение завода по производству космических ракет и создание тестовых площадок покрывались исключительно венчурными деньгами — личной инвестицией Маска и ряда лучших инвестфондов Кремниевой долины, верящих в него. Но осенью 2008 года после многих аварий и поломок прошел успешный запуск ракеты Falcon 1, и у SpaceX стали появляться заказы на коммерческие запуски и запуски по линии NASA. На сегодня общий портфель заказов составляет около $4 млрд, а в планах компании следующая революция — создание возвращаемой космической ракеты. Маск как-то сказал: «Если бы автомобили были одноразовыми, то на них никто бы не ездил из-за крайней дороговизны поездки», и совершенно уверен, что освоение космоса человеком начнет бурно развиваться с возникновением многоразовых ракет, затраты на запуск которых будут составлять считанные проценты от сегодняшних.

Во-вторых, автомобилестроение, где созданная Маском компания Tesla Motors стала первой автомобильной компанией, проведшей успешное IPO за 50 (sic!) лет. До Маска многочисленные попытки наладить серийный выпуск электромобилей сводились к производству маленьких уродцев в стилистике малобюджетных фантастических фильмов.

Заряда батареи этих машинок хватало максимум на сто километров, что изначально обрекало их на роль экзотических тележек для езды по паркам или гольф-полям.

Попытка массового выпуска и продажи электромобилей провалилась даже у гигантской General Motors, чей проект EV1 завершился в 2002 году физическим уничтожением практически всей выпущенной партии в тысячу автомобилей.

Маск не стал делать массовый электромобиль. Равно как не стал он делать и  автомобиль-компромисс, некрасивый и с небольшим пробегом от зарядки. Первая модель Tesla Motors — спортивное купе Roadster — построено на базе спортивного британского автомобиля Lotus Elise, оснащено 7000 литий-ионовых аккумуляторов — таких же, как в ноутбуках, — и стоило (заказы больше не принимаются) почти $130 000. Но этот автомобиль проезжает от зарядки до зарядки целых 400 километров, и по своим характеристикам (разгон до 100 км/ч за 3,7 с) Tesla Roadster соответствует своему ценовому классу. Нет ничего удивительного в том, что в благополучной Калифорнии автомобили Маска расходились как горячие пончики.

Впрочем, выпуск сверхдорогого электромобиля в 2009 году был лишь первой фазой описанного в корпоративном блоге семь лет назад плана: сначала делать очень дорогой спортивный электромобиль, потом недешевый электрический люкс седан и лишь потом переходить к созданию массовой семейной модели.

Первая фаза плана Маска реализована за три года, а летом 2012 года Tesla Motors перешла к выпуску и продажам седана Model S ценой около $80 000. К концу этого года в США будет продано 20 000 машин, а в следующем году Маск планирует продать втрое больше, расширив географию продаж за счет Европы, Китая и Японии.

Каждый покупатель Model S имеет право пожизненно и бесплатно (!) заряжать машину на «заправочных станциях».

Станции Superchargers работают на солнечной энергии, и обеспечивает их работу третий бизнес-проект Элона Маска — компания SolarCity.

Это единственная из трех компаний, основанных при участии и с инвестициями Маска, где он не занят операционной деятельностью. Он тем не менее активный участник развития компании, был соавтором бизнес-концепции, единолично профинансировал создание компании, руководит советом директоров, участвует в обсуждении и принятии ключевых решений.

SolarCity — компания, не имеющая аналогов в мире, она не производит солнечные батареи, а выступает «системным интегратором» для частных и корпоративных клиентов, формируя полную систему энергетического обеспечения здания с использованием солнечных батарей. Бизнес-модель SolarCity удивительно проста и одновременно беспрецедентна: клиенты (как домохозяйства, так и компании) получают солнечные панели и дополнительное оборудование в лизинг без начального платежа, а потом оплачивают лизинговые платежи и баланс между стоимостью потребленной и произведенной электроэнергии. Реклама SolarCity говорит, что в большинстве случаев месячный платеж клиента ниже, чем при оплате традиционной электроэнергии, — потребитель только выигрывает от перехода на солнечную энергию.

Неудивительно, что крупные калифорнийские компании (eBay, Intel) пользуются услугами SolarCity, которые позволяют одновременно спасать планету и экономить деньги.

Выводы:

1. Правильный стартап в индустриальной стране — индустриальный стартап, и пример Маска показывает, что такой стартап может быть сверхуспешным.

2. Индустриальный стартап должен в своем развитии соблюдать постепенность выхода продукта. Продукт «первого поколения» может быть пошаговым улучшением существующих технологий. Важно не забывать о большой, «революционной» идее и переходить к ее реализации тогда, когда представится возможность.

3. Идея не стоит ничего, исполнение стоит все. Не случайно в своем самом «продуктовом» бизнесе — автомобильном, Маск не только генеральный директор, но и «архитектор продукта». Коммерческий успех Tesla Motors cвязан не с тем, что компания изобрела электрический автомобиль (эта честь принадлежит Николе Тесла), а с тем, что производимая ими машина лучше остальных, чемпион во всех мыслимых номинациях: «Автомобиль года», «Экологичный автомобиль года», «Лучшее изобретение года». Покупатели любят машины Tesla Motors до такой степени, что стараются убедить знакомых тоже купить Model S. На недавнем годовом собрании акционеров Маск всерьез пообещал создать систему вознаграждения клиентов за такие продажи.

4. Создание нового бизнеса и работа в созданном тобой новом бизнесе, увы, не позволяют соблюдать баланс личной жизни и работы. Трудно даже представить себе рабочий график Маска. Скажем, три года назад — в июле 2010 года: одновременно (!) готовится запуск новой модели Roadster Sport, открываются продажи праворульной версии Roadster в Юго-Восточной Азии, идут финальные приготовления к IPO Tesla Motors. Это все происходит в Силиконовой долине. И параллельно с этим в Лос-Анжелесе SpaceX готовит к запуску свою первую тяжелую ракету Falcon 9, подписывает миллиардный контракт с NASA.

В 2013 году Элона Маска спросили, как предпринимателю выбрать наилучшую область приложения своих усилий. Вот, что он ответил: «Думаю, я плохой пример, никогда не искал в бизнесе наилучшего соотношения риска и выгоды. Я пошел в космический бизнес, автомобильный бизнес или бизнес солнечной электроэнергетики не потому, что оценил их как наиболее выгодное вложение. Я видел, что в этих индустриях есть необходимость коренных перемен, и поэтому я решил ими заняться. Думаю, что при выборе точки приложения своих сил человеку надо задуматься о том, приведет ли его работа к радикальным (революционным) переменам или же нет. Если то, что вы делаете, не ведет к таким переменам, не стоит ожидать значительного результата».



Комментариев нет:

Отправить комментарий