среда, 25 сентября 2013 г.

Благосостояния переходят от богатых к умным

«Сейчас я ем стекло», — Эйке Батиста, основатель и председатель совета директоров EBX Group
Как обнищал самый богатый бразилец Эйке Батиста и почему он винит в этом не себя, а лживых топ-менеджеров и пугливых инвесторов и переменчивую фортуну
Антон Осипов
Ведомости
24.09.2013, 175 (3437)
Поделиться

Статья 
Отзывы 
Фото: С. Goodney/Bloomberg 
Штрихи к портрету
«Батиста верит в удачу, в позитивную и негативную энергию и суеверен, как любой бразилец», — рассказала его бывшая жена The Independent. Счастливое число Батисты — 63. После 63-го нефтяного месторождения он прекратил покупать новые. Он настаивает, чтобы сумма любой сделки оканчивалась на 63 цента или сентаво.
Своим компаниям Батиста дает названия из трех букв, в конце — Х. На самом деле это не буква, а знак умножения, который заставит капитал прирастать, верит Батиста. Даже имена детей, Top (Thor) и Олин (Olin), неспроста насчитывают четыре буквы — это число символизирует силу и прочность.
Батиста часто любит повторять про «защиту от дурака», свойственную многим его начинаниям. Это подразумевает бизнес с такой прибыльностью, что можно сделать множество ошибок и не разориться. Сейчас появилось еще одно значение — бизнес, который можно легко продать даже на «сошедшем с ума», по выражению Батисты, рынке.
Батиста бегло говорит на пяти языках — португальском, испанском, французском, английском и немецком — и обожает приправлять свой английский с ярко выраженным немецким акцентом французскими словечками вроде Voila! или C'est la vie, а в португальскую речь вставлять английские термины, например: a win-win situation. Любит розовый цвет — носит розовые галстуки, поднимает на яхте золотой с розовым флаг. И все делает настолько стремительно, что неизменно поражает этим окружающих.
 
Королева в ошейнике
Как-то Батиста предложил своей очередной знакомой, Люме де Оливейре, королеве бразильского карнавала, модели и актрисе, снявшейся для обложки Playboy, сопровождать его на состязание катеров Offshore Powerboat Racing. Это было в 1990 г., а уже в 1991 г. выяснилось, что она беременна. Так Батиста обрел жену.
Бразильский журнал Istoe Gente утверждает, что ради де Оливейры Батиста за неделю до свадьбы отказался от регистрации брака на другой девушке, Патрисии Леал, с которой успел обвенчаться, — уже были разосланы приглашения и получена часть подарков. Через три месяца он женился на де Оливейре. По иронии судьбы через два года, когда Ватикан аннулировал брак Патрисии с Батистой, та вышла замуж за бывшего бойфренда де Оливейры — Антенора Майринка Вейга. Сам Батиста отрицает обручение с Патрисией.
Даже рождение второго ребенка в 1995 г. не заставило де Оливейру отказаться от мыслей о карьере. В 1999 г. она попыталась в пятый раз в жизни сняться обнаженной для журнала, на этот раз снова для Playboy. Но Батиста прознал об этом, убедил ее отказаться от съемки и выплатил журналу неустойку, пишет The Independent.
Ему настолько не нравилось, что жена постоянно появляется на публике полуобнаженной, что он выдумал злодейский план. «Он пытался заставить меня набрать вес, даря шоколадки и заявляясь домой каждый раз с моим любимым молочным коктейлем», — жаловалась Оливейра. Затем он пытался убедить жену родить двум его сыновьям еще и сестру. Для этого он собрал доказательства, что современной науке по силам предопределить пол ребенка. Правда, жена тоже вела агиткампанию: показывала фотографии Синди Кроуфорд в Playboy и убеждала, что ню может быть не вульгарным, пишет Istoe Gente. В 2000 г. она все-таки снялась для мужского журнала VIP, а в следующем году — для бразильского Playboy.
Возможно, из любви, а может быть, чтобы успокоить мужа, который уезжал в «деловую командировку» каждый раз, когда его жена танцевала на карнавале или параде, Оливейра как-то надела на карнавал украшение-ошейник с именем мужа. Мужу понравилось, а феминистки страны еще долго бились в истерике.
В 2004 г. Батиста и Оливейра развелись. Бразильские таблоиды спекулировали, что она влюбилась в пожарного, бывшие супруги же твердили, что разошлись по обоюдному согласию. Батиста отдал матери своих детей $250 млн, купил дом по соседству, часто проводит время с обоими сыновьями и находится в дружеских отношениях с женой. Де Оливейре досталась и небольшая косметическая компания, основанная на паях с мужем. Кстати, в 2005 г. она снова появилась на обложке бразильского Playboy.
Батиста же продолжает крутить романы с молодыми моделями, например 27-летней моделью и юристкой Флавией Сампайо, писал журнал Veja в 2008 г. Сам Батиста наотрез отказывается комментировать свою личную жизнь.
 
Вы читаете расширенный вариант статьи. Опубликованный в газете «Ведомости» текст можно посмотреть в смарт-версии этого номера.

Еще в прошлом году Эйке Батиста был богатейшим человеком Бразилии и занимал7-е место в рейтинге Forbes. Он клялся обогнать в этом списке Билла Гейтса и Карлоса Слима, а в итоге вылетел из него. Сейчас Forbes приписывает ему «всего» $900 млн. Но за свою жизнь Батиста не раз терял почти все деньги и даже был на грани смерти. Вот и сейчас он верит, что прорвется, сопротивляется попыткам банкротства его компании, потому что хочет вернуть все долги, распродает активы и убеждает, что Бразилия прославится не только лучшим футболистом, но и лучшим бизнесменом Земли — то есть им самим.
Золотая молодежь

Батиста родился 3 ноября 1956 г., у него шесть братьев и сестер. Его мать — уроженка Германии. По словам Батисты, она научила его дисциплине и чувству собственного достоинства. А еще приучила к плаванию и бегу, которыми он регулярно занимается и по сей день: в детстве Батиста страдал от хронической астмы, врачи посоветовали спорт.
Отца обычно не было дома, вспоминает Батиста: он работал министром энергетики и добывающей промышленности в нескольких правительствах Бразилии, а в 1961-1964 и 1979-1986 гг. был президентом крупнейшей горнодобывающей компании страны — Vale do Rio Doce. Знакомые Батисты говорили Forbes, что у него что-то вроде эдипова комплекса: все время пытается превзойти отца.
Детство Батисты проходит в Бразилии. Когда ему исполняется 12 лет, семья переезжает в Европу: в Бразилии пришло к власти правительство Артура да Коста-и-Силвы, при котором отца Батисты стали подозревать в симпатиях к коммунистам. Тем более среди множества языков, на которых он бегло говорит, есть и русский.
Батисты живут в Женеве, Дюссельдорфе и Брюсселе. Затем возвращаются в Бразилию, а 18-летний Эйке остается изучать инженерное дело в Рейнско-Вестфальском техническом университете Аахена. Хотя богатство семьи вполне позволяет ему заниматься только учебой и кутежами, он ради финансовой независимости начинает работать — продает страховки, затем бриллианты и отварную солонину, пишет The New York Times.
Но в развитой Европе шансов быстро разбогатеть меньше, чем в развивающейся Бразилии. Как только Батиста читает в газетах о золотой лихорадке на Амазонке, он возвращается домой и начинает, к удивлению родственников, торговать золотом. В 23 года он учреждает фирму Autram Aurem с логотипом в виде солнца инков, берет взаймы $500 000 у знакомого матери, ювелира из Рио-де-Жанейро, и за полтора года зарабатывает на комиссионных $6 млн. Все это без помощи отца, утверждает Батиста на страницах Forbes: «Все мои бизнесы начинались с нуля. Мой отец был для меня проблемой — он не позволял мне и близко подбираться к сферам, где работала Vale do Rio Doce, потому что боялся конфликта интересов. Мне самому пришлось налаживать все связи [с нужными людьми]. К тому же мой отец не верит в успех рисковых предприятий».
Работа посредника между золотоискателями и покупателями в крупных городах не устраивает Батисту. Он вкладывает все деньги в финансирование гаримпейросов — кустарей-золотоискателей, добывающих драгоценный металл с помощью лопаты и лотка. Но Батиста недооценивает трудность логистики и свирепствующие в местных лесах болезни. Расходы на доставку людей и техники растут, а его работники один за другим выбывают из строя. От $6 млн вскоре остаются «всего» $300 000. В разговорах с друзьями Батиста шутит, что лучше бы он забрал миллионы и спокойно отдыхал на пляже. Но когда кажется, что разорение неминуемо, добыча неожиданно налаживается. В некоторые месяцы золотоискатели намывают металла на $1 млн, не в последнюю очередь благодаря инвестициям Батисты. Так, месторождение россыпного золота Nova Planeta на Амазонке может похвастаться первой механизированной добычей в Бразилии, утверждается на сайте его группы. «Слава богу, в золотодобычу оказалась встроена "защита от дурака" (см. врез), — зашутил Батиста по-иному. — Только очень богатое месторождение могло вынести все ошибки, которые я наделал. Мне повезло».
И везло не раз, пишет The New York Times. Он не заболел малярией, не погибает и от пули: однажды Батиста заходит к старателю, задолжавшему ему некоторую сумму. Тот валяется пьяным, денег нет. «Сукин сын!» — в сердцах кричит Батиста. Когда он поворачивается, старатель стреляет ему в спину из револьвера. Пуля проходит мимо. Позже телохранители докладывают Батисте, что убили старателя, рассказывает газета.
Второй крах

Вскоре у Батисты уже пять золотых приисков в Бразилии, один — в Чили и два — в Канаде, объединенных в холдинг EBX Group (о символике названий компаний Батисты см. во врезе). Чтобы финансировать развитие бизнеса, он продает доли в них всем желающим. В 1983 г. его партнером становится канадская Treasure Valley Explorations, а уже через два года Батиста оказывается ее крупнейшим акционером и гендиректором. В 1986 г. компания переименовывается в «счастливое» название TVX. Акции достигают пика в $10, но снова бизнес терпит крах. Возникает конфликт с партнером в Греции, TVX вынуждена продать свою долю в золотодобывающем предприятии в этой стране себе в убыток и к 1990 г. ее акции падают до 27 центов за штуку, утверждает Forbes.
Батиста не унывает. Да, он не сумел убедить других акционеров TVX в необходимости диверсификации. Поэтому занялся ею самостоятельно. Капитал он вкладывает в разнообразные активы, в том числе в добычу железной руды, серебра и компании-симбионты к бизнесу по золотодобыче. Например, в 1998 г. основывает компанию, снова из трех букв, AMX для снабжения водой рудника La Coipa в пустыне Атакама в Чили. Позже он построит свою бизнес-империю на идее симбиоза разных компаний.
В 2001 г. Батиста решает уволиться из TVX и сконцентрироваться на собственном бизнесе. В том же году его компания MPX закладывает свой первый проект — термоэлектростанцию Termoceara в Бразилии, причем государственная Petrobras обязуется 65 месяцев покупать все производимое ей электричество. Батиста пытается торговать джипами, пивом и парфюмерией, но только теряет на этом деньги. «В сфере потребительских товаров все куда сложнее [чем в добыче сырья], — отмечает Батиста. — Если у тебя нет прибыли такого размера, что служила бы "защитой от дурака", нельзя делать много ошибок».
Зато железная руда оказывается золотой жилой. В ее добычу Батиста вкладывает $300 млн собственных средств и $200 млн кредита Banco Itau. В 2005 г. он объединяет горнорудные активы в компанию MMX, а уже на следующий год выводит ее на IPO, заработав $509 млн. Два года спустя продает два рудника компании Anglo American за $5,5 млрд. В 2007 г. IPO энергетической MPX приносит $1,1 млрд.
Похоже, Батисте нравится выводить компании на биржу. Так, в 2007 г. он основывает логистическую компанию LLX. У нее в управлении всего два порта, но уже в 2008 г. она проводит листинг. Прибыль снова вкладывается в бизнес, построенный на модели симбиоза. Его нефтедобывающая OGX использует нефтяные платформы, построенные OSX (этот судостроитель провел IPO в 2010 г.), который работает в порту, построенном логистической компанией LLX, и пользуется сырьем, поставляемым горнорудной MMX, которая потребляет добываемый CCX уголь. MPX может обеспечивать всех их электроэнергией. «Он мультизадачен, — рассказывал The Independent финансовый директор MMX Пауло Гувеа. — Это единственный из известных мне людей, который может контролировать одновременно несколько крупных сделок и при этом думать, как еще можно заработать денег».
Перед падением

В 2008 г. Батиста дебютирует в рейтинге Forbes с $6,6 млрд, 142-е место. В следующем поднимается на 61-е с $7,5 млрд. В 2010 г. у него уже $27 млрд и 8-еместо, в 2011 г. — снова 8-е место, но зато $30 млрд. В прошлом году — опять $30 млрд, но уже 7-е место.
В 2007 г. Батиста основывает жемчужину своего бизнеса, нефтяную компанию OGX. «При поиске месторождения золота на одну удачную попытку приходится 17 000 неудачных, а для нефти этот коэффициент равен 1 к 2. Вот почему я с таким энтузиазмом взялся за создание OGX», — рассказывал Батиста Forbes. Он не смог набрать $500 млн, необходимых для стартового капитала, и выложил $370 млн из собственного кармана, лишь бы не откладывать запуск проекта, пишет The Independent.
Через четыре месяца, в ноябре 2007 г., госкомпания Petrobras сообщает об открытии крупнейшего на тот момент в Бразилии нефтяного месторождения Тупи в бассейне Сантос. Извлекаемые запасы — 5-8 млрд барр., большинство — легкая нефть. Нефтегазовые резервы Бразилии оценивались в то время в 14 млрд барр. 41 участок правительство решает выставить на аукцион.
Батиста, у которого хорошие связи в правительстве, кидается в борьбу за лакомый кусок. Он уговаривает 34-летнего Пауло Мендонсу, недавно ушедшего с поста директора по нефтеразведке Petrobras, перейти в OGX вместе с шестью коллегами. Вместе они выигрывают право на разработку 21 участка за $800 млн. Из них, по данным Forbes, Батиста дает $375 млн, а остальное предоставляют 12 инвесторов, в том числе пенсионный фонд учителей Онтарио и New York City's Ziff Brothers. Перспективы самые радужные: затраты на извлечение планируются $8 за баррель. Позже OGX докупает еще ряд участков и становится крупнейшей после Petrobras нефтяной компанией страны.
В июне 2008 г. OGX проводит IPO и получает $4,1 млрд. Это рекордное первичное размещение в Бразилии и больше, чем выручила когда-то Google, хвастается Батиста. Он наслаждается богатством и выставляет его напоказ. Держит в гостиной суперкар Mercedes SLR Mclaren, причем дом оборудован так, что машина легко выезжает на улицу. Участвует в гонках на быстроходных катерах и периодически выигрывает их. Его катер стоит $1,7 млн, причем после каждого соревнования приходится менять или перебирать моторы. Обедает с Мадонной. Пишет мемуары. Делает пластическую хирургию для устранения морщин вокруг глаз и пересадку волос, утверждает WSJ.
Спонсирует некоммерческие проекты. Так, $12,8 млн тратит на борьбу за право проведения Олимпиады-2016 в Бразилии, а чиновники летают на переговоры с МОК на его самолете. Вкладывает $114 млн в реставрацию памятника архитектуры, отеля «Глория». Правда, в этом отеле открывает свой элитный ресторан Mr. Lam. По его собственным словам, тратит более $10 млн ежегодно, чтобы помочь полиции обеспечивать порядок в фавелах. Например, покупает им экипировку, организует обучение стражей порядка. Поддерживает фестиваль Rock in Rio. «Я считаю себя солдатом родины, — заявляет Батиста. — 99% моих инвестиций сделаны в Бразилию — и здесь и останутся».
Батиста не скупится на громкие публичные заявления. «Необязательно, чтобы у Бразилии был только лучший футболист мира. Почему бы не завести лучшего в мире бизнесмена?» — спрашивает он и в 2008 г. обещает занять первую строчку в рейтинге Forbes: «Через пять лет я обгоню Билла Гейтса. Бразилия должна быть чемпионом!» (цитата по газете O Estado de S. Paulo). Позже он точно тем же грозит Карлосу Слиму.
Конечно, есть и тревожные сигналы. Так, перед IPO OGX инвестбанк Merrill Lynch выходит из числа организаторов сделки, после того как его аналитик называет ожидания компании завышенными. В 2010 г. OGX пытается продать ряд своих месторождений другим игрокам рынка, но те отказываются: мол, слишком уж задрана цена. Но пока все идет гладко.
И снова крах

Удача изменяет Батисте в 2012 г. В марте его сын Тор на «мерседесе» отца, позаимствованном из гостиной, насмерть сбивает велосипедиста. Батиста выражает соболезнование и готов компенсировать родным утрату кормильца. Но в Twitter пеняет велосипедисту, что тот подверг жизнь его сына опасности. Естественно, сочувствия от народа и журналистов он не дожидается. Позже суд приговаривает Тора к двухлетнему лишению прав и штрафу в $500 000, пишет The New York Times.
В июне 2012 г. OGX объявляет, что сможет извлечь из месторождений куда меньше нефти, чем ожидалось. Например, месторождение Tubarao Azul к концу 2012 г. должно было выдавать по 40 000 барр. в день, но даже в марте 2013 г. на нем добывалось всего 8300 барр., пишет WSJ. «На данный момент не существует технологических возможностей, чтобы сделать нефтедобычу экономически оправданной», — цитирует FT менеджеров OGX. В том же месяце судостроительная OSX первой из бизнес-империи просрочила выплату долга.
В июле OGX объявляет о закрытии двух скважин. А затем выходит отчет Deutsche Bank — мол, активов у OGX куда меньше, чем долгов, и только ее присутствие в индексе MSCI Brazil не дает инвесторам окончательно разочароваться в компании. 30 августа акции OGX теряют 40%. Всего за год компания подешевела на 90% и сейчас исключена из индекса.
В марте 2013 г. Батиста все еще в списке Forbes, пусть и на 99-м месте с $10,6 млрд. Но в начале сентября журнал исключает его из рейтинга. Сейчас у Батисты лишь $900 млн, учитывая кредиты, выданные Банком развития Бразилии и суверенным фондом Абу-Даби Mubadala Development, считает Forbes. А вот Bloomberg Billionaires Index еще летом оценил личные активы Батисты и вовсе в $200 млн.
Ухудшение экономической ситуации в Бразилии, падение цен на сырье, бегство инвесторов с развивающихся рынков, перечисляют причины краха EBX аналитики. Батиста и сам уже признает, что стать миллиардером ему помог бум на сырьевых и развивающихся рынках. Но до сих пор верит в будущее своей страны: «Бразилия — как тот гигант, который вот-вот должен провалиться в яму, но никак не провалится, потому что всегда оказывается больше, чем яма».
«Не единожды я спрашивал себя: в чем была моя ошибка? Если бы удалось вернуться в прошлое, я не выступал бы за размещение на фондовой бирже!» — дает он свою версию краха. Куда лучше было бы выпускать частные акции и не надеяться на инвесторов, которые слишком поспешно принялись выводить свои вложения.
Это первая причина краха, по мнению Батисты. Вторая — обман со стороны топ-менеджеров. Помните бывшего сотрудника Petrobras Пауло Мендонсу? Батиста называл его Доктор Нефть, а теперь кается, что он и его сотрудники хорошо умели искать нефть, но не умели добывать. Хуже того, вместо правдивых они слали ему победные отчеты, чтобы увеличить свой бонус. У самого же Батисты, продолжает он каяться, нет достаточно глубоких знаний отрасли, чтобы заподозрить неладное. «Я владелец большой группы компаний. Я не могу все делать в одиночку. Скажем так, я могу владеть госпиталем, но без 50 хирургов я в этой области никто. У меня нет профильных знаний. Вы же не доверите владельцу госпиталя оперировать ваши почки?» — доказывает Батиста. Опрошенные WSJ бывшие топ-менеджеры OGX отказались от комментариев, а с Мендонсом журналисты не смогли связаться.
«Поговаривают, что Батиста продает слишком много мечты и недостаточно реальности», — еще во времена расцвета миллиардера говорил его бывший партнер по добыче золота на Амазонке Олаво Монтейро де Карвальо. Теперь многие обвиняют Батисту, что он не бизнесмен, а пиарщик. «Батиста построил бизнес во многом на умении рекламировать и продавать», — приводит свою версию инвестиционный менеджер Джек Дейна на страницах The New York Times.
«Компания стоимостью $20 млрд не может существовать благодаря спекуляциям. Мне повезло, что экономическое положение Бразилии было стабильным и что были нефтяные участки, выставленные на продажу. Но во многом дело и в дисциплине и усердной работе. А еще во времени: когда я проводил IPO, нефть стоила $140. Это не моя заслуга. Это удача», — огрызается Батиста. То, что удача ему изменила, — третья и последняя причина краха, по мнению Батисты.
Яхту — на металлолом

Батиста мог бы воспользоваться законом о банкротстве и затянуть на годы расчеты с кредиторами. Вместо этого он заявляет: «Не оставлю ни пенни неоплаченных долгов» (цитата по Forbes). Он распродает активы. Например, в июле контроль над энергетической MPX отошел E. On, в августе контроль над логистической LLC был уступлен EIG Management, а в сентябре горнорудная MMX подтвердила, что будет продана и часть ее пакета акций. Батиста выставил на продажу свой самолет Embraer Legacy 600 стоимостью $26 млн и яхту за $19 млн. Желающих купить яхту не нашлось и раздосадованный Батиста отправил ее на металлолом, пишет The New York Times. Но Батиста верит, что его империя выживет и что ей уготовано великое будущее. «Как говорил мой отец, если бы размер имел значение, то слон диктовал 
бы правила в цирке», — отшучивается он на вопросы о распродаже активов.
«Если посмотреть на мою астрологическую карту, период [начала — середины 2012 г.] был неблагоприятным для меня», — рассказывал Батиста в сентябре этого года WSJ. — Благоприятный период? Он уже начался, буквально в этом месяце!«Банкирам и инвесторам он в последнее время твердит о миллиардере Элоне Маске, также пережившем не один взлет и падение. «Маск заметил, что начинать бизнес — это как есть стекло. Вот я сейчас и ем стекло», — обнадеживает Батиста. Правда, Маск делает космические корабли, а Батиста качает нефть.
Быстрый поиск: Билл Гейтс, Карлос Слим, Petrobras, Google, Международный олимпийский комитет (МОК)

Комментариев нет:

Отправить комментарий