четверг, 7 ноября 2013 г.

У Владимира Путина не было отбоя от приложений

Стартаперы приоткрыли президенту тайны своих интернет-инициатив

Вчера президент России Владимир Путин встретился с участниками проекта Фонда развития интернет-инициатив. Предложений мобильных приложений прозвучало столько, что специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ почувствовал себя безнадежно отставшим не только от них, но и от жизни как таковой. Правда, именно эти инициативы могут помочь вернуть его к ней.


Встреча с участниками стартапов происходила на втором этаже резиденции в Ново-Огарево. Атмосфера была создана в меру уютная и доверительная — настолько, насколько ее можно создать в резиденции президента России. Молодые люди сидели в безопасной близости от президента, а он констатировал, сидя на таком же безопасном расстоянии от них, какие молодцы те, кто собрал уже 6 млрд руб. из различных других фондов и компаний для реализации стартапов.

— Хотя,— добавил господин Путин,— если посмотреть на все проекты, то и 60 млрд руб. будет мало.

— Мы собрали топ-100 проектов,— сказал директор Фонда интернет-инициатив Кирилл Варламов,— и предложили сделать первоначальные инвестиции в стартапы.

— И что, эти люди потом никуда не разбежались после этого? — заинтересовался господин Путин.

Господин Варламов заверил, что это не в их интересах (конечно, ведь эти инвестиции — первоначальные).

Директор фонда поделился информацией о том, что запускается "Школа ангелов" (очевидно, что-то похожее на Хогвартс).

— Дадим им возможность работать в акселераторе,— туманно пояснил Кирилл Варламов,— они смогут поработать и на площадке начальных инвестиций тоже.

Он так и не пояснил, кто такие, по его мнению, ангелы, но очевидно, что его представление отличается от общепринятого.

Кирилл Варламов заверил Владимира Путина, что денег пока достаточно.

— Непонятно, куда я попал,— пожал плечами президент.— Первый раз слышу, что денег достаточно.

Очевидно, что он заранее благоволил этим молодым людям, ни один из которых еще даже не выступил перед ним со своим стартапом, и хотел поднять им настроение, которое с его появлением в зале, кажется, и правда упало: у молодых людей состоялись не только стартапы, а и фальш-старт.

Владимир Путин очень любил молодежь.

— Мне коллеги сказали: ребята больше не требуют, но можно и добавить,— произнес президент.

— Это хорошо,— откликнулся Кирилл Варламов.

Они как будто играли в поддавки в шашки, причем один на модной приставке PlayStation 3, а другой — как привык.

— Так что с фондом потом делать? — спросил господин Путин.— Будем выводить на IPO?

— Не надо выводить его на IPO,— попросил Кирилл Варламов.— Проекты фонда надо туда выводить. А сам фонд, инвестируя в проект, будет наращивать свою долю, или компания выкупит долю фонда из прибыли.

— Да,— согласился президент,— ЕБРР так работает уже 20 лет.

Всем должно быть понятно, что такие ходы для Владимира Путина на самом деле слишком даже очевидны.

С презентацией проекта "Норма сахар" выступил Александр Подгребельный. Он рассказал, чем чреват сахарный диабет. Говорил он об этом, чувствовалось, не в первый раз, поэтому знал, как рассказать так, чтобы стало очень страшно: про нарушение зрения, инсульты и инфаркты, про поражение почек...

— Вы же деньги уже получили? — переспросил его президент.— Зачем же так пугаете?

— А мы пришли с целью получить еще большее финансирование,— пояснил Александр Подгребельный.

Раздались аплодисменты. Лучше всех аплодировали участники стартапа "Две ладошки".

— Наше мобильное приложение,— продолжил Александр Подгребельный,— позволяет измерять количество сахара в крови.

— Это приборчик такой замеряет? — уточнил президент.

— Да, немецкий...— согласился юноша.

— Вы, значит, будете продавать этот приборчик...

— Нет, мы мобильное приложение сделали,— обиделся Александр Подгребельный.

— То есть приборчик замеряет, а ваша программа автоматически выдает рекомендации...

Александр Подгребельный обрадовано согласился.

— То есть,— с удовольствием уточнял для себя Владимир Путин,— доктор сидит в сети,— и сотни, тысячи людей могут получить консультацию! Или доктора нет, а мобильное приложение исполняет роль доктора?!

— Наполовину,— подумав, сказал молодой человек.— Программа пока не может полностью заменить врача. А наша глобальная задача — сохранить здоровье, чтоб через пять лет не быть инвалидами.

— Это чрезвычайно важно,— согласился президент.

Александр Пасечник разработал программу "Smart Fox".

— Нашей локальной целью.— объяснил он,— является подготовка школьников к ЕГЭ.

— То есть вы решили легализовать свою деятельность? — уточнил президент.

Александр Пасечник не стал парировать этот удар. Для него было очевидно, что главное сейчас — сказать все, что можно успеть в единицу времени.

Он объяснил, что в их приложении для школьников разработали видеоуроки и задачи, которые тестируют школьника и адаптируют эти задачи к уровню его знаний.

— Школьники заплатят за наше приложение раз в двадцать меньше, чем репетитору,— объяснил он.

Это приложение хорошо всем, кроме одного: оно подразумевает у школьника желание учиться (а надеяться на это в подавляющем большинстве случаев, как известно, бессмысленно).

Александр Ханин представил проект "reAction". С его помощью можно, например, ввести в действие систему противодействия мошенничеству в банках. Можно снимать лица мошенников на фотокамеры и потом идентифицировать их.

— А приличных людей можно снять? — переспрашивал президент, стараясь оживить этот разговор.

— Можно всех,— уточнил господин Ханин.— Мы, например, все с помощью своей системы за полчаса выявили в одном банке 24 человека, которые недобросовестно ведут себя.

Я подумал, что ведь служба безопасности любого банка и так снимает всех посетителей банка и ведет подсчет недобросовестных клиентов, которые, например, вовремя не отдают кредиты.

А Александр Ханин говорил уже про автоматизацию работы с мигрантами:

— Умные камеры пусть фиксируют людей! По фото можно определить статус человека, его фамилию... Такое мобильное приложение!

А вернее, предложение.

Как же так, думал я, да ведь все это уже давно делается, и отличие только в том, что сейчас это называется "мобильным приложением"?

Впрочем, оказалось, что именно это и важно.

— А чем,— спросил президент,— ваше приложение отличается от пропуска? Чик — и прошел?

— Пропуск,— мягко ответил Александр Ханин,— можно передать кому-нибудь, а лицо — нет. И человек сразу найдется! Потому что у всех сейчас есть странички в социальных сетях, там всех видно!

В соцсетях попадаются, конечно, такие аватары, что однажды их увидишь — и больше уже никогда не захочешь ничего видеть.

— В общем, с помощью мобильного телефона можно снять, а в интернете найти соответствие,— заключил Александр Ханин.

Глеб Ерохин создал систему "Все эвакуаторы России". Он однажды ехал по зимней трассе и съехал в кювет.

— Я тогда еле дожил до утра,— признался он.

Благодаря этому обстоятельству теперь работает система "Все эвакуаторы России": на сервер Глеба Ерохина стекается информация обо всех, кому требуется эвакуатор, и команда Глеба Ерохина, пользуясь своей российской базой, отправляет спасателей к терпящему бедствие человеку.

Поначалу этот проект показался мне наконец безупречным. Но потом выяснилось, что ведь уже есть МЧС, до сотрудников которого можно дозвониться по телефону 112, даже когда нет никакой другой связи, а тем более интернета.

Александр Волощук рассказал про свой проект "Dr. Tariff". Он, в свою очередь, однажды утром проснулся и понял: 1,5 тыс. руб. в неделю у него уходит на мобильную связь (это был, конечно, самый кошмарный из его снов). А можно так виртуозно пользоваться мобильными тарифами, что сумма сократится в разы.

— А не получится так, что в поисках лучшего тарифа человек больше заплатит вам комиссионных, чем сэкономит на этих тарифах? — спросил президент.

— Нет,— твердо ответил Александр Волощук.— Потому что это — бесплатно.

— А в чем фишка-то тогда? — пораженно переспросил Владимир Путин.— На чем зарабатываете?

— Если человек хочет перейти на другой тариф, мы присылаем курьера! — торжественно сказал он.

— И?..

— У нас комиссионные на этом!

То есть это приложение было действительно мобильным: курьер должен передвигаться между своими клиентами очень скоро.

Максим Серебров рассказал, наконец, о проекте "Эльпас". Суть его в том, что простые люди из разных стран смогут помогать друг другу изучать язык той страны, в которой живут.

— Даже бабушка, например, сможет прочитать оцифрованные уроки русского языка китайцу и поговорит с ним! — воскликнул Максим Серебров.

— А дальше? — спросил президент.— Бабушки разные бывают. Одни скажут: "из мест лишения свободы", а другие — "откинулся от хозяина".

— Но такой китаец может уйти к другому учителю! — не согласился Максим Серебров.

— Так он же не поймет, что надо к другому! — расстроенно сказал президент.— А у нас на Волге окают... А в Германии некоторые говорят на саксонском диалекте... Вы должны сертифицировать своих преподавателей. А идея хорошая,— не стал, в свою очередь, расстраивать стартапера Владимир Путин.

Потом, уже после совещания, один из организаторов все-таки объяснил мне принципиальную разницу между тем, что было до сих пор, и тем, что придумывают участники проекта.

— Пользователям сейчас надо просто кнопочку нажать и больше ни о чем не думать!

Так и возникнут наконец среди нас, настоящих людей, люди будущего, причем прямо из прошлого.

Андрей Ъ-Колесников


http://www.kommersant.ru/doc/2336796

Комментариев нет:

Отправить комментарий