среда, 22 января 2014 г.

Питер Тиль и его взгляды на инвестиции

«Торжество здравого смысла осталось в прошлом», — Питер Тиль, президент фонда Clarium Capital Management
Питер Тиль — одна из живых легенд Кремниевой долины. Удачно заработав миллиарды, теперь инвестирует в проекты, которые могут изменить будущее людей, — лекарство от рака, борьбу со старостью, создание новых государств на карте мира
Антон Осипов
Ведомости
22.01.2014, 8 (3512)
Поделиться
 
Статья 
Отзывы  
В избранное  

Фото: Noah Berger / Bloomberg Штрихи к портрету
Питер Тиль — противник употребления сахара: «Если вы радикально сократите потребление сахара, я думаю, вы станете куда здоровее. Это единственное правило».
В юности Тиль участвовал в профессиональных шахматных турнирах. В начале 2013 г. он решил поработать над самоулучшением. Полтора часа в день на онлайн-шахматы он счел роскошью и стер программу. Потом снова загрузил. И снова стер — и так еще раз 12.
Хоть Тиль и считает высшее образование пузырем, он вел курс по стартапам в Стэнфорде.
Вместо обычных 20% с прибыли и 2% комиссионных за управление средствами инвесторы отдавали Clarium фиксированные 25% с прибыли (в случае потери — ничего) и получали ежеквартальные письма с типичными для Тиля посланиями: «Торжество здравого смысла осталось в прошлом, — писал он в одном из них. — Инвесторы, ограничивающие себя рамками того, что кажется нормальным и разумным в свете человеческой истории, не готовы понять, что живут в эпоху удивительных чудес. Двадцатый век был великим и ужасным, век двадцать первый обещает стать еще более великим и гораздо более ужасным». Еще странное эссе: «Поскольку в мире не осталось места для истинной свободы, я подозреваю, что попытка бегства сегодня предполагает нечто совершенно новое и никем не испробованное, ведущее нас в неведомую страну. Именно поэтому я сосредоточил свои усилия на развитии технологий, способных открыть новое пространство для свободы». Новые просторы, по его словам, открываются в киберпространстве, в открытом космосе и Мировом океане. Интернет, в который Тиль вложил всю душу и благодаря которому заработал большую часть своих денег, как ему кажется, ограничен, поскольку «его миры виртуальны и… свобода их скорее иллюзорна, чем реальна».
$100 000 без диплома
Одна из идей Тиля — Thiel Fellowships.Грант на $100 000 выдается людям не старше 20 лет, которые согласны бросить школу и заняться бизнесом. Потому что образование — один из пузырей на рынке, уверен Тиль, редко кто, получив его, становится творцом-предпринимателем и приносит пользу обществу. Обычно выбор делается в пользу офисной работы. «Руководители университетов — как торговцы производными от высокорискованных ипотечных бумаг. Они убеждают, что нужно влезть в долги, но это не потребительское решение, а инвестиционное. С потребительской точки зрения это плохой выбор. Многие колледжи на самом деле вечеринки длительностью в четыре года», — говорит Тиль.

В прошлом году Питеру Тилю вручили TechCrunch Crunchie Award как лучшему инвестору года. В сентябре 2013 г. Forbes оценивал состояние Питера Тиля в $1,8 млрд. Он
314-й в списке самых богатых людей Америки. Но ему не видать таких почестей, не променяй Тиль в свое время успешную и стабильную корпоративную карьеру на полную взлетов и падений жизнь венчурного инвестора.
Рожденный побеждать

Тиль родился 11 октября 1967 г. во Франкфурте-на-Майне в ФРГ. Его отец Клаус работал инженером, сменил ряд компаний и Тиль немало путешествовал в детстве, пишет The New Yorker. Когда ему исполнился год, семья переехала в Кливленд, затем в ЮАР, Намибию… Из-за постоянных переездов Тиль сменил семь школ, последняя была в Фостер-сити — пригороде Сан-Франциско. Пока Питер учился в младшей средней школе, родители запрещали ему смотреть телевизор. Он увлекался математикой и игрой в шахматы. Он редко проигрывал, но поражения воспринимал тяжело: как-то ударом смел все фигуры с доски. На его собственной доске была наклейка «Рожденный побеждать».
«Он способен разбить в пух и прах все ваши доводы за пять минут, — говорит друг Тиля Дэвид Сэкс, с которым они познакомились в Стэнфорде и работали в PayPal. — Для него спор как игра в шахматы. Он обожает побеждать».
Любимой книгой Тиля в подростковом возрасте было «Братство кольца», позже он увлекся Александром Солженицыным и трудами Айн Рэнд — американской писательницы и философа, создателя философского направления «объективизм». Еще в школе он стал ярым поборником либертарианства, это увлечение только окрепло на философском факультете Стэнфорда, который Тиль окончил в 1989 г. Там он прославился как один из основателей студенческой газеты The Stanford Review.
От миллиона к миллиарду

После философии Тиль занялся изучением более прикладной науки и в 1992 г. получил в том же Стэнфорде диплом юриста. Началась типичная карьера для среднего класса — он был юристом, торговал ценными бумагами в Credit Suisse Group… Но в 1996 г. решил работать на себя и основал фонд Thiel Capital Management. Через два года Тилю по-настоящему повезло.
Летом 1998 г. 23-летний программист Макс Левчин услышал, как Тиль рассказывает студентам Стэнфорда о валютном рынке. На следующий день он добился встречи с Тилем и предложил создать платежную систему, сейчас известную как PayPal. «Я люблю общаться с умными людьми и обнаружил, что провожу с Питером все больше времени», — вспоминает Левчин. Создавая прототип PayPal, приятели развлекались, подбрасывая друг другу сложные математические задачки.
Тиля считают неофициальным лидером «мафии PayPal» — бизнесменов, некогда связанных с этой компанией, а теперь развивающих свои инновационные бизнесы. Это, например, Элон Маск, чьяX.com слилась с детищем Левчина и Тиля, Рольф Бота, Рейд Хоффман. Они не только держат связь друг с другом, но и помогают. Например, Хоффман приютил в офисе основанной им компании LinkedIn своих бывших коллег, когда те начинали разрабатывать YouTube.
В 2002 г. PayPal была продана eBay за $1,5 млрд, Тиль получил от этой сделки $55 млн. Но миллиардером он стал, вложив полученные деньги в компанию, офис которой размещался в нескольких кварталах от штаб-квартиры PayPal. В 2004 г. Тиль первым поверил в Марка Цукерберга и ссудил тому полмиллиона долларов. В 2012 г. при IPO компании он продал свой пакет акций Facebook за $1,25 млрд. Сейчас в комнатах первой штаб-квартиры Facebook находится другая компания, в которую инвестирует Тиль через своей Founders Fund, —Palantir Technologies. Она занимается сбором и анализом данных, среди клиентов — разведслужбы США. В 2004 г. Тиль стал ее сооснователем, вложив $30 млн. В декабре прошлого года вся компания была оценена примерно в $9 млрд — на 50% дороже, чем в сентябре того же года.
Мистер Э-э-э

Тиль никогда не опускается до слухов, не проявляет недоброжелательности, готов ответить на все вопросы. Парадокс: он открыт, но одновременно закрыт. Его манера общения дружелюбна, но настолько холодна, что разрушает все намеки на близость, отмечает журналист The New Yorker.
Один из друзей рассказывает: «Тиль очень мозговитый. Я не уверен, много ли ценности он вкладывает в самые глубокие человеческие эмоции, — никогда не видел, как он их выражает. Это явно не самая развитая сторона его личности». Другой добавляет: «В нем уживаются непримиримые противоречия». Так, он убежденный христианин и при этом не скрывает, что является гомосексуалистом. Обожает конкуренцию, но очень не любит конфликтовать с кем-либо.
С журналистом FT Тиль ведет себя одновременно как исполненный важности и настороженный человек. Он не боится громких заявлений на спорные темы, но тут же обесценивает их сомневающимся «э-э-э…» и несколько раз переформулирует высказывания. Почти каждое утверждение он предваряет словами «я думаю, что…». Например: «Ну, конечно, э-э-э… конечно, как либертарианец я думаю, что совершенно точно мы предупредили еще одну масштабную террористическую атаку на США, потому что весь мир уверен: максимум, к чему она приведет, — так это к принятию еще одного Патриотического акта». Еще ярче он ответил журналу Details на вопрос, получает ли он удовольствие от какого-нибудь занятия кроме работы: «Вы знаете, все сводится к э-э-э… сводится к тому, что много э-э-э… много времени, э-э-э… по большей части, э-э-э… довольно базовые, простые социальные вещи. Потусить с друзьями, отлично пообщаться за обедом… что-то типа долгих пеших прогулок, это не… это скорее не… Нет у меня каких-то сумасшедших хобби. Ничего такого, э-э-э… ничего такого, э-э-э… ничего такого безумного или из ряда вон выходящего».
Может быть, это правда. Но вот the New York Daily News в июне 2010 г. заинтересовалась историей, когда Тиль вызвал пожарных, чтобы вытащить из лифта участников устроенной им вечеринки: их набилось туда так много, что лифт застрял. Прождав минут 25, они сами отжали двери и выбрались как раз к приезду спасателей. Один из участников вечеринки рассказал газете, что там были обслуга, одетая… в одни только передники, и по пояс голые бармены. «Питер впахивает изо всех сил, но и развлекается он по полной», — говорил один из гостей. Правда, один источник газеты вообще не видел Тиля во время гулянки, а другой утверждает, что тот появился только к концу вечеринки.
Проклятые пузыри

«Это какая-то историческая аномалия, — ворчит Тиль по поводу многочисленных пузырей на рынке в последние 30 лет. — Вот раньше было просто: один пузырь в 1920-х, а предыдущий — в 1720-х». Правда, он забывает упомянуть железнодорожный кризис 1870-х и остальные взлеты и падения мировой экономики.
Но это понимаешь уже задним числом: Тиль подавляет уверенностью своих заявлений, демонстрируемой широтой знаний в области экономики, политической истории, технологий и постоянными ссылками на Диккенса, Шекспира и других писателей.
Порой подозреваешь, что он втихаря гуглит на смартфоне под столом. Теперь Тиль готов часами говорить про новый пузырь. Он надувается из-за непомерных заимствований правительств в попытке вытянуть мир из финансового кризиса. Так что мы полным ходом стремимся к последнему пузырю, после которого ничего не будет, давит Тиль уверенностью и безапелляционностью.
У Тиля с пузырями свои счеты. Перед тем как лопнул пузырь на рынке жилья, основанный им в 1996 г. фонд Clarium Capital был на волне успеха из-за неожиданной политики Тиля. Например, фонд скупал госдолг Японии в тот момент, когда все продавали. Тиля считали одним из гениальнейших финансистов, а сам он важно рассуждал при журналистах, что надо уметь играть на неожиданных ралли и крахах на разных финансовых рынках. В фонде было почти $8 млрд, когда в августе 2008 г. вложения обесценились на 13% и продолжили падать. Инвесторы кинулись выводить деньги, к концу года в фонде осталось $2 млрд. В 2009-2010 гг. фонд занимал медвежью позицию и в итоге потерял 70% стоимости.
Причина многочисленных пузырей (в 1980-х — японский, в 1990-х — доткома, в 2000-х — жилищный, а сейчас пузырь госдолга) в том, что у людей чересчур радужные ожидания от будущего. Реальность за ними не успевает. Причина такого разрыва — технологический процесс остановился в конце 1960-х: «Мы хотели летающие машины, вместо этого получили [улучшение] 140 разных характеристик обычных авто».
Освоение космоса заглохло. Нет подводных городов. Домашние роботы явно не соответствуют нашим нуждам. Нужно бы сумасшедшими темпами развивать ядерную энергетику, но мы сидим и плюем в потолок. Сравните сегодняшнюю научную фантастику с прежним оптимизмом авторов «Джетсонов», «Стар трека»: «Современная фантастика стала мрачноватой. Технологии в ней не работают, работают плохо или используются во вред». В 1970-х гг. были рассказы вроде «Я и мой друг-робот прогуливаемся по Луне», а в 2008 г. пишут про «Галактика управляется федерацией фундаментальных исламистов…», грустно шутит Тиль в беседе с The New Yorker. Его настольная книга — «Американский вызов» Сервана Шрейбера, бестселлер 1967 г. Технологии и система образования США оставили весь мир позади, пишет этот французский автор, к 2000-м гг. прогресс, а особенно компьютерные технологии сделали людей свободными: всего четыре рабочих дня в неделю по семь часов, таких недель в году 39, а отпуск — 13 недель».
Создание виртуальных миров мало отражается на физическом мире. AppleТиль называет в основном дизайнерской компанией. Рассмотрим Twitter: Тиль считает ее отличной идеей, капитализация компании будет расти, но «этого явно недостаточно, чтобы вывести цивилизацию на новый уровень». Ни одна интернет-технология, по его словам, не компенсирует нехватку инноваций в мире.
Трагедия прогресса

Что же произошло с прогрессом в 1960-х гг.? Тиль явно не излучает уверенности при ответе на этот вопрос. Он делает вид, что у него много теорий. Одну из них он изложил в журнале National Review в 2011 г.: «Сегодня манхэттенский проект (работы по созданию ядерного оружия. — "Ведомости") не был бы даже начат… Я не знаю ни одного политика — демократа или республиканца, который готов был бы пойти на серьезные сокращения социальных расходов, чтобы высвободить деньги на большие инженерные проекты… Человек добрался до Луны в 1969 г., и тогда же случился фестиваль в Вудстоке. Вот тогда хиппи захватили страну и война за прогресс была проиграна».
Компьютерным технологиям повезло, считает Тиль: «Мир битов» (бит — минимальная единица информации. — «Ведомости») не был жестко зарегулирован, вот почему в последние 40 лет он показывает немалый прогресс, а «мир атомов» регулируется, вот почему так сложно добиться прорыва в областях вроде биотехнологий, авиации и других материальных областях науки». Еще в 2010 г. он грустно отмечал: «Фармакология, робототехника, искусственный интеллект, нанотехнологии — во всех этих сферах прогресс куда более ограничен, чем думают люди».
«Люди слишком увлеклись градуализмом (идея постепенности в осуществлении реформ. — "Ведомости"), очень не любят риск и не склонны к упорным попыткам», — жалуется Тиль. Есть исключения — он вспоминает друга со времен PayPal Маска, выпускающего электромобили Tesla и космические корабли. Но большинство социальный конформизм загнал в ловушку заимствования чужих идей, будь то «среднестатистический либерал из Сан-Франциско <...> или типичная прихожанка из Алабамы… Я не могу понять, сколько людей на самом деле верят в то, что декларируют». Это отголоски студенческого увлечения Тиля теорией «миметического желания» Рене Жерара.
К счастью, в мире еще столько проблем, что окончательно успокоиться человечеству не дано: «Мы не нашли лекарства от рака, треть достигших 85-летнего возраста заболевает Альцгеймером <...> Я думаю, что все это можно вылечить. И я думаю, что мы можем открыть более дешевые источники энергии, если займемся этой проблемой». Его Founders Fund держится от энергетики подальше: эта область зарекомендовала себя как кладбище для венчурных инвесторов. Но он вкладывается в биотехнологии и проекты по здравоохранению.
Но развитие технологий привело к программам по слежке за гражданами вроде разоблаченной Сноуденом, возражает журналист FT. Тиля это не смущает: «Если изобретут эффективный способ обнаружения террористов, такое вмешательство в жизнь людей не понадобится. Как раз недостаток технологий приводит к [тотальной] слежке».
Город в океане

Одна из причин, почему Тилю понравилась идея PayPal: как убежденный либертарианец, он мечтал создать сеть платежей, неподконтрольную правительству. С платежной системой этого не получилось. Теперь он верит в биткоин. Эта валюта, или ее аналог, должна стать основной для нового увлечения Тиля — создания небольших суверенных государств. «В мире не осталось по-настоящему свободных мест <...> Я не верю, что свобода и демократия совместимы. Главная задача либертарианца — найти способ убежать от политики в любом ее проявлении», — пишет Тиль в своем эссе.
С 2008 г. он инвестирует в Seasteading Institute, задача которого — создать на платформах или кораблях в нейтральных водах независимые поселения. Создание одного из них должно начаться в этом году у берегов Калифорнии, его обитатели смогут работать на компании Кремниевой долины без получения рабочей визы США. По данным The Daily Mail, прототип корабля-государства рассчитан на 270 жителей, но к 2050 г., по прогнозам, в таких странах будут жить миллионы людей, а если им не понравятся местные порядки — можно переплыть на другой корабль. «Довольно многие считают, что это невозможно, — признал Тиль на одной из конференций. — И это отлично <...> Пока они так думают, нас не воспринимают всерьез. И не попытаются остановить до тех пор, пока не станет слишком поздно».
Инвестиции в будущее
Тиль много вкладывает в проекты, которые вряд ли принесут коммерческую отдачу. Так, он пожертвовал $500 000 премии Methuselah Mouse Prize. Ее получает ученый, лабораторные мыши (на фото) которого прожили рекордно долгий срок. Цель премии — привлечь внимание к технологиям замедления старения человека.
Другая инвестиция Тиля — Singularity Institute, созданный в 2000 г. Его исследователи готовятся к тем временам, когда машины смогут создавать разумные копии себя. Задача фонда — гарантировать, что искусственный интеллект будет дружественно настроен к человечеству.
Через Founders Fund Тиль вложил более $30 млн в Space.X Элона Маска. «Идея Space.X в том, чтобы начать с создания простой, функциональной и экономичной ракеты, — рассказывает Тиль. — Если стоимость доставки коммерческого груза на орбиту снизится с $20 000 до $1000 за фунт, перед нами откроются такие возможности…» В декабре Space.X стала первой в мире частной компанией, которой удалось не только запустить орбитальный модуль, но и вернуть его на землю.
Быстрый поиск: PayPal, Александр Солженицын, Айн Рэнд, Credit Suisse Group, Макс Левчин

Комментариев нет:

Отправить комментарий