воскресенье, 2 марта 2014 г.

Как белорусский стартап exp(capital) зарабатывает на том, что сложно даже скопировать | IT.TUT.BY

Катерина Сипакова, фото: Александр Васюкович; из архива exp(capital), IT.TUT.BY

Компания exp(capital) очень молодая, даже по меркам белорусского ИТ: она появилась весной 2012 года. Вокруг этого стартапа не было никакой шумихи, несмотря на то, что сооснователем и генеральным директором стал бывший совладелец Viaden Media, один из самых успешных предпринимателей страны Виктор Прокопеня. В январе 2014 exp(capital) оказалась на первой строчке рейтинга белорусских ИТ-стартапов. IT.TUT.BY решил узнать о них больше. 
 
Офис exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Офис exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Компания занимается разработкой программного продукта для финансовых рынков. С его помощью клиенты компании - а это биржи, банки, брокер-дилеры, хедж-фонды - формируют свою цену акций, валюты и других финансовых инструментов.
 
- Мы делаем сложный софт, "фишка" которого не в самой программе, а в том, что с ее помощью получают пользователи. Главная функция наших продуктов - создавать хорошую цену на финансовые инструменты в соответствии с рядом критериев. Мы разрабатываем агрегатор ликвидности, который собирает все цены с разных площадок в одну систему. Котировщик формирует собственную цену на базе данных, полученных со всех ведущих площадок, текущей позиции клиента и прогноза на следующие несколько миллисекунд. Пост-трейд анализ показывает, насколько созданная цена хороша, позволяет ли она зарабатывать деньги нашим клиентам, как увеличить прибыль, снизить расходы и т.д., - поясняет исполнительный директор exp(capital) Константин Разумовский.

Константин Разумовский, исполнительный директор exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Константин Разумовский, исполнительный директор exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
 
Первая версия программного продукта появилась уже в конце 2012 года. По данным самой компании, на сегодня с его помощью клиенты оборачивают сотни миллиардов долларов.

Cооснователь и технический директор компании Юрий Гущин объясняет стремительные темпы развития сильной командой специалистов и отсутствием необходимости в "красивостях", т.к. их продукт не предназначен для массового потребления. 
 
Юрий Гущин, технический директор exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Юрий Гущин, технический директор exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
 
Пока продукты компании работают в дата-центрах Нью-Йорка, Лондона, Москвы, Чикаго. В планах - "научить" их работать на всех финансовых площадках со всеми инструментами. Руководство exp(capital) предполагает, что у компании около 50 конкурентов по всему миру. Но это их не пугает, даже не смотря на изменчивость финансового пространства.
 
- Это битва интеллектов - и нам это интересно, - говорит Константин Разумовский. - Алгоритмы, которые заложены в наших продуктах, основаны на разных методиках из разных областей науки - математики, физики, искусственного интеллекта. Техническая реализация сложная и нестандартная. Продукт работает на оригинальном "железе": вместе с продуктом мы разрабатываем аппаратную платформу, на которой он идеально работает. Понятно, что при этом комбинируются готовые элементы, но таким способом до нас их никто не комбинировал. В этом и состоит сложность: мы используем никем ранее не проверенные, неизвестные программные и аппаратные решения и алгоритмы. В этом плане мы очень зависим от ключевых людей, авторов идей.

Офис exp(capital). Фото из архива компании Офис exp(capital). Фото из архива компании
Офис exp(capital). Фото из архива компании

Вопрос о теоретическом пределе
 
В компании уверяют, что все разработки, которые применяются в продуктах exp(capital), создаются их сотрудниками: даже Java "переделана" и компиляторы с модификациями. По словам Юрия Гущина, в компании много внимания уделяют исследованиям с целью создания чего-то принципиально нового:"Это вопрос о теоретическом пределе - мы проверяем разные концепты".
 
При этом технический директор отмечает, что новое программное или аппаратное решение не обязательно будет сложным. Это может быть что-то совершенно простое, но не очевидное, что станет прорывом при изменении подхода. И Юрий приводит пример:
 
- Одна из существенных потребностей для нас - обеспечение сверхнизкой задержки при передаче данных по локальным сетям. Как правило, для этого используется очень дорогое коммутационное оборудование, стоимостью от 30 тысяч долларов. Но даже оно не обеспечивает нулевую задержку. Мы решили, что у нас не должно быть вообще никакого коммутационного оборудования: нет сетевого оборудования - нет задержки. Это наложило определенные требования на серверы и компьютерное оборудование. Но система удешевилась и упростилась. Решение простое, но к нему придти сложно.
 
Это не единственное решение, которое рассчитано на сокращение временных затрат даже в невидимых глазу процессах. В разговоре менеджеры exp(capital) неоднократно отмечают, что на финансовом рынке идет борьба не за тысячные и даже не за миллионные доли секунды, а за нано- и пикосекунды. Поэтому поиск решений, которые позволят сэкономить микросекунды, вполне оправдан для получения преимущества перед конкурентами.  

При простоте некоторых решений сам продукт разработчики не спешат назвать простым. Напротив, техдиректор уверяет, что именно сложность продукта можно считать его главной защитой. Хотя, специальная система защиты от несанкционированного проникновения в нем, конечно же, есть: "Наш продукт сложно даже эксплуатировать, не говоря о том, чтобы его украсть".
 
Команда: лучшие мозги страны
 
Офис exp(capital) расположен в самом центре Минска, на улице Интернациональной. В 11 утра там тихо и немноголюдно: еще не все сотрудники пришли на свои рабочие места, а некоторые и вовсе решили поработать из дома. По словам исполнительного директора компании, это обычная практика, ведь упор делается на результат, а не на процесс.

Офис exp(capital). Фото из архива компании
Офис exp(capital). Фото из архива компании
 
Константин добавляет, что в рабочем процессе используются два основных принципа: кросс-функциональность и самоорганизация.
 
- Кросс-функциональность означает, что внутри команды у нас собраны люди всех специальностей, которые нужны для создания законченного решения. У нас нет чисто команды программистов, например. Самоорганизация заключается в том, что люди сами решают, как им сделать свою работу. Им задается общее направление и цель. У них большая свобода и большая ответственность, которую уже не на кого переложить, - поясняет собеседник.

Изначально в exp(capital) работало всего 10 человек. Сегодня их около 40. Руководство единогласно уверяет, что это лучшие мозги страны, многие из которых были приглашены лично основателями. Четверть технических специалистов имеет ученые степени.
 
- Это не только программисты. За счет знаний и навыков в разных сферах - физике, химии, биологии, математике - люди находят те метафоры, те подходы, которые помогают решать очень сложные задачи. У нас есть человек, который стал кандидатом наук в области биофизики. Сейчас он работает в группе исследователей, занимается написанием сложных алгоритмов, которые работают в нашем продукте, - рассказывает Константин Разумовский.

Сам Константин, к слову, единственный в стране сертифицированный Scrum-тренер и один из первых русскоязычных тренеров в мире. А Юрий Гущин участвовал в разработке наиболее крупных проектов для правительств Беларуси и России, BBC, Национального Олимпийского комитета, Белтелеком и БелПочты, а также некоторых крупных зарубежных ИТ-компаний. Юрий участвовал в разработке стандарта MPEG-4 и платформы Java. Он также создал алгоритм по распознаванию циклов сна с помощью мобильного телефона.

  Офис exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY Офис exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY Офис exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Офис exp(capital). Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Стереотипное представление о том, что лучшие специалисты, успевшие достичь потолка в своей области, либо уже не молоды, либо наоборот вундеркинды, не совпадает с впечатлением от команды exp(capital): большинству из них около 30 лет. Техдиректор компании уверен, что даже в стремительно развивающейся ИТ-отрасли можно достичь потолка в своей специальности за 5-7 лет. 
 
Я здесь самый старый - 1973 года рождения, - признается Юрий Гущин. - Я реально занимаюсь ИТ с 1987 года. Есть специалисты, которые не просто следят, например, за Java и тем, что там есть сейчас, а активно взаимодействуют с разработчиками, знают детали, знают, куда она будет развиваться. Более того, некоторые из них участвуют в создании того, о чем другие узнают завтра. В таких случаях любопытство переходит в разряд профессиональной скуки: всё понятно, будущее известно на много шагов вперед. Эти люди, как правило, интересуются технологиями для удовлетворения своего любопытства.  

Мы приглашаем и ездим, смотрим и показываем, - продолжает собеседник. -И мы понимаем, где у нас всё хорошо, а где еще нужно копать. Некоторые вещи сейчас находятся у нас в исследовательской стадии. Это очень сложные вещи, которые просто не применимы в consumer-level приложениях. Это ближе к уровню адронного коллайдера - а меньше не интересно.


Комментариев нет:

Отправить комментарий