суббота, 12 апреля 2014 г.

Скинуться на стартап

 Народное финансирование — краудфандинг — стало модным инструментом для сбора денег на разные творческие проекты. А вот предприниматели возможности нового инструмента пока не распробовали
Римма Авшалумова
Ведомости
11.04.2014, 64 (3568)
Поделиться

Статья 
Отзывы  
В избранное 
 

Фото: А. Таранин Площадки есть
По данным портала «Стартмен», в России за все время существования краудфандинговых онлайн-площадок было поддержано 3580 проектов, на которые собрали 110,677 млн руб. (март 2014 г.). Сейчас в России действует семь краудфандинговых площадок: Planeta, Boomstarter, «С миру по нитке», «Русини», Kroogi, ThankYou, Fund4Start. В стадии запуска — «Левша российский», «Стартиум», FundingTo. Были закрыты Startapp, Naparapet, Start with me, Time-to-start, «Спонсор здесь», «Первый капитал», ITRockOut, CrowdPress, «Гдемоиденьги.рф», ClickStart, RuStarter.
 
Вы читаете расширенный вариант статьи. Опубликованный в газете «Ведомости» текст можно посмотреть в смарт-версии этого номера.

Сбор средств на съемки фильмов и клипов, запись музыки, печать новых книг, театральные постановки объявляют как известные всей стране лица, так и никому не известные герои. Взамен спонсор, поддержавший рублем чужую идею, получает благодарность и приятный сувенир: упоминание в титрах, диск либо новую книгу с автографом, ужин в компании автора проекта или даже роль в фильме. Народными деньгами уже воспользовались «Би-2», «Несчастный случай», Евгений Гришковец, Виктор Шендерович, Colta.ru, «Дождь» и многие другие. Но станет ли краудфандинг в России таким же удобным инструментом для предпринимателей? На Западе через платформы коллективного финансирования запускают новые стартапы, исследования и производства. В России доля предпринимательских проектов на краудфандинговых платформах пока совсем невелика.
Медом намазано

В январе Гузель Санжапова, основатель компании Cocco Bello, собрала 455 000 руб. на оборудование для пасеки через платформу Boomstarter.ru. 397 человек со всей России инвестировали в пасеку, которая дает работу жителям крошечной уральской деревушки Малый Турыш. «Люди не любят, когда ты пытаешься построить бизнес за их счет. При этом у тебя на руках только проект бизнеса, даже не первый продукт. Если показать спонсорам обратную сторону медали — какую социальную нагрузку несет твой проект — и при этом дать попробовать продукт, то есть вероятность, что они не пройдут мимо», — рассуждает Санжапова. Важно, по ее словам, правильно рассказать о проекте — не писать длинных скучных текстов, не ограничиваться одной фотографией: «Лично нам не пришлось ничего придумывать — мы приехали и сняли всю историю как она есть».
Папа Санжаповой — Равиль, геолог по специальности, волею судеб стал обладателем пасеки в 69 пчелиных семейств в умирающей деревушке в 200 км от Екатеринбурга. Пасека требовала больших усилий. Но продавать почти 2 т меда в округе было некому. И Равиль в отчаянии уже был готов просто открыть все ульи. «А это как забить корову», — говорит Гузель. Тогда она придумала производить крем-мед: взбитый при определенной температуре и оборотах натуральный мед становится очень нежным и не кристаллизуется. Такой продукт Санжапова видела в Европе и была уверена, что он придется по вкусу и столичным сладкоежкам. В мед было решено добавлять ягоды и орехи, к сбору которых привлекли местных бабушек. В сезон за 5 л ягод бабушки получали по 1000 руб. Кроме пасеки, других возможностей для подработки в округе вообще нет, утверждает Санжапова. Дело было за малым — приобрести большую медогонку и сушилки для ягод. Спонсоры так прониклись историей, что собрали втрое больше денег, чем заявила предпринимательница.
Первые 40% суммы собрали люди из 37 городов. Молчали только москвичи. Негатив и недоверие столичных жителей — главная сложность, с которой столкнулась Санжапова. «В каждом пятом сообщении меня называли "хитрожопым предпринимателем" и "эксплуататором бабушек", — сетует она. — В Москве сейчас очень негативный информационный фон, и люди к нему привыкли. Поэтому когда говоришь, что можно что-то поменять и станет лучше, воспринимают это как ложь».
Спустя пару месяцев спонсоры получили баночки с натуральным крем-медом, галстуки-бабочки, которые сама шьет Гузель, и письма благодарности, написанные ее мамой.
К лету предпринимательница планирует запустить уже второй проект на Boomstarter — собрать средства на строительство цеха для работников. Спонсорам обещают не только крем-мед, но и травяные чаи и возможность погостить на пасеке.
Летом прошлого года краудфандингом воспользовались и основатели магазина фермерских продуктов LavkaLavka. Они собрали на Planeta.ru почти 700 000 руб. на открытие фермерского магазина в центре Москвы. А переводчик и журналист Даша Сонькина, бывшая сотрудница «Газета.ru», решила сделать хобби семейным бизнесом и собрала 200 000 руб. на покупку профессионального оборудования для пекарни «Дашины пирожки». И все же такие предпринимательские проекты для российского краудфандинга пока редкость.
Модель для России

«Краудфандинг со временем обязательно станет интересным инструментом и для предпринимателей, — убежден Федор Мурачковский, гендиректор самой крупной российской краудфандинговой платформы Planeta.ru. — Нужно время, чтобы общество оценило инструмент. Далеко не каждый знает, что методом краудфандинга можно реализовывать самые разные проекты».
Planeta.ru была запущена в июне 2012 г., до этого около года работала в тестовом режиме. За полгода было собрано 1,2 млн на новый альбом группы «Би-2». Один из основателей проекта — Макс Лакмус, бас-гитарист группы. Сервисный сбор «Планеты» — 5 или 10% от собранной суммы (зависит от того, собрали вы 100% или меньше) плюс 5%, которые забирают платежные агрегаторы. С июня 2012 г. через платформу было профинансировано более 500 успешных проектов на сумму около 70 млн руб.
«Проект может быть любого направления, важно, чтобы он понравился людям. К тому же поддержка проекта — не просто сбор денег, а еще и интересная игра, поскольку есть возможность получить оригинальный презент или узнать что-то новое раньше других, посетить закрытое мероприятие или первому опробовать новый гаджет», — говорит Мурачковский.
«Мы осознанно начинали развитие платформы с привлечения творческих проектов. Творческих людей больше, чем предпринимателей. А стоимость привлечения творческого человека к запуску краудфандингового проекта в разы ниже стоимости привлечения предпринимателя», — рассказывает сооснователь и гендиректорBoomstarter.ru Евгений Гаврилин.
Гаврилин и его партнер Руслан Тугушев запустили Boomstarter в августе 2012 г. За это время через платформу прошло более 1500 проектов — из них успешно около 20%. Более 36 000 спонсоров собрали около 50 млн руб. На сегодня ежедневно на Boomstarter регистрируетсяот 5 до 10 новых проектов в одной из 12 категорий. Самые популярные — музыка, фильмы и видео, книги, компьютерные игры, дизайн. Проект работает по принципу «все или ничего». Автор получает привлеченные средства только в том случае, если наберет желаемую сумму полностью. В противном случае все средства вернутся назад спонсорам. Boomstarter берет 5% от привлеченных средств в успешные проекты, платежные системы взимают еще 5%.
Boomstarter — аналог самой известной в мире американской краудфандинговой платформы Kickstarter, запущенной в 2009 г. За пять лет через Kickstarter профинансировано 59 498 успешных проектов на сумму более $1 млрд. Несмотря на все сложности с регистрацией проектов иностранцами (необходимо гражданство США, Великобритании, Канады, Австралии или Новой Зеландии), добираются до международной площадки и россияне. На платформе было запущено 58 российских проектов, из них 26 собрали необходимую сумму. Рекордсменом стал проект разработчиков из Ижевска Lightpack (система подсветки дисплея, которую можно подключить к телевизору или компьютеру и работать в ночное время без вреда для глаз), привлекший более $500 000. В отличие от Planeta, активно поддерживающей социальные и благотворительные проекты, на Boomstarter размещение проектов, предполагающих благотворительность и целевое финансирование, финансирование лечения, привлечение средств для благотворительных организаций, получение стипендий, проведение информационных и агитационных кампаний, запрещены правилами.
Интерес к предпринимателям у Boomstarter есть, уверяет Гаврилин. Но пока сами они почти ничего не знают о краудфандинге. О народном финансировании вообще, по его словам, знают не более 2-3% пользователей интернета. На целенаправленное привлечение предпринимательской аудитории у проекта нет ресурсов. Это, по словам Гаврилина, дело будущего. Пока о рынке краудфандинга в России говорить рано. Мировой рынок краудфандинга, знает Гаврилин, оценивается в $7 млрд.
«Технологические и наукоемкие проекты пока все больше смотрят на Запад, где краудфандинг технологичных проектов, гаджетов, научных разработок становится отдельной индустрией и вызывает огромный интерес как у специалистов, так и у обычных людей», — поясняет Мурачковский. А для стартапов все же больше подходит модель краудинвестинга, которого в России пока нет.
Гаврилин полагает, что кризис подтолкнет предпринимателей к новому инструменту привлечения инвестиций, поскольку получать кредиты станет сложнее.
Не хотят в попрошайки

Запустить проект — малая часть дела. Нужно еще и продать идею спонсорам. Это получается не у всех.
«Я уповал на то, что у меня много друзей. Был уверен, что они меня поддержат, не пожалеют 50-100 руб. Но оказалось, это совсем не так», — рассказывает производитель обоев-раскрасок Михаил Михайлов. За месяц на Boomstarter он собрал только треть суммы, нужной на производство новой партии дизайнерских обоев-раскрасок по эскизу Яны Франк.
«Я попробовал и знаю: краудфандинг — не мое. На первом этапе сбора средств вы спамите по друзьям, знакомым. Купаетесь во внимании, печатаете 1000 знаков в минуту. Эйфория проходит быстро, и через пару дней начинается настоящая работа», — описывает процесс Михайлов. Суть второго этапа работы — засветить проект как можно больше. Сделать так, чтобы о нем написали все и везде. В ход идут письма-попрошайки. «Именно тут я окончательно понял, что проект денег не наберет. Мне чужда история таких писем и постоянного спама про себя и свой проект с просьбой рассказать о нем всем и везде. Получается, что суть этого — достать людей настолько, чтобы они были готовы дать тебе денег, лишь бы ты отстал. Заниматься подобным я не буду», — категоричен Михайлов.
Он говорит, что многие авторы проектов неадекватно оценивают сбор денег. Думают, что это своего рода благотворительность. А краудфандинг — это фактически интернет-магазин вещей, которых еще не существует. Вы продаете свои продукты, а не просите денег.
При этом сам Михайлов считает свой опыт успешным — узнал общественное мнение, поднял контакты старых друзей, получил новых клиентов и покупателей.
«Краудфандинг хорош не только для начинающих предпринимателей, но и для тех, кто успешно работает, но задумал выход на новый рынок или запуск нового продукта или услуги. Они могут использовать краудфандинг как исследовательский инструмент потребительского спроса. Запустить проект на платформе и увидеть, есть ли интерес, собирает ли он деньги. Если деньги через краудфандинг собрались, значит, высока вероятность, что продукт будет востребован. А если денег нет, а в комментариях люди пишут, что это унылая фигня, то предприниматель сэкономит деньги на запуск, потеряв лишь часть суммы, что потратил на раскрутку проекта на краудфандинговой платформе», — подсказывает Гаврилин.
Быстрый поиск: Евгений Гришковец, Виктор Шендерович, Гузель Санжапова, LavkaLavka, Михаил Михайлов

Комментариев нет:

Отправить комментарий